Официально проживать в 30-ти километровой зоне - зоне отчуждения вокруг разрушенного реактора в Чернобыле – запрещено. Однако есть исключения. Несколько сотен человек  возвратились назад в тихую, одинокую жизнь. Бабушка - так называет себя пожилая женщина -  живет со своей сестрой-инвалидом в приятном на вид доме в деревне Заможня. Она уже давно свыклась с тишиной. Они последние, кто здесь живёт. Вокруг них полное запустение. Давно заброшенные дома скрываются в зарослях наступающего молодого леса. Некоторые уже почти развалились, некоторые ещё сохраняют прелесть простых построек. Бескрайние поля, на которых раньше пасся скот, превратились в степи, поросшие кустарником и молодыми деревьями. Бабушкин участок с садом и огородом тщательно ухожен. Она уже не обращает внимание на два обвалившихся дома, мимо которых ей приходится проходить.
В Пуреживе, это тоже в зоне отчуждения, 77-летний Иван Ивановичи выставляет на стол в саду свои деликатесы: хлеб собственной выпечки, свой самогон и сало собственного копчения. Он вернулся сюда в 1988 году вместе со своей  женой Марией, с которой они одногодки. Было сказано, что эту территорию очистили от радиации. За ними последовали ещё около 100 человек из 500 проживавших здесь ранее. Большинство раскаялись в этом. Перспектив на хорошую жизнь не было. Колхоза не стало, работы никакой. Мария и Иван Иванович всё же остались. «Там была временная жизнь. У нас там не было будущего. А я вырос в этой деревне, здесь мы вырастили детей. Здесь я и умру», говорит бывший механик. Его жена молча сидит  рядом. Ведёт нас через двор к хлеву, где её радостно приветствует поросёнок. Кошка не отстаёт от неё. Женщина не разговорчива. Поэтому нет и любимых застольных тостов. Водка успокаивает душу. Наступает тишина. Молчат и птицы. Чернобыльская тишина. 




Сильно заражённая радиацией деревня Дубовый Лог расположена в центре зоны отчуждения. Проживание и хозяйственная деятельность запрещено. Однако 50 жителей из 1000 проживавших ранее вернулись назад и пытаются выжить. В настоящее время в Беларуси 2 650 квадратных километров территории являются зоной отчуждения, в целом  47 000 квадратных километров территории, это больше чем территория Швейцарии, заражено радиацией. Государственный Научно-Исследовательский Институт Радиологии поддерживает возвращение людей в Дубовый Лог с точки зрения прагматизма и в силу создавшейся ситуации. Там удалось наладить производство высокотоварной говядины,  показатели радиоактивного  излучения которой лежат в пределах допустимой нормы. Но сами  люди, их здоровье, подвергаются  опасному облучению. Физик Михаил Малко из Национальной Академии Наук в Минске на основании статистического регистра по раковым заболеваниям пришёл к выводу,  что в результате облучения в Беларуси от рака ежегодно  умирает около 1000 человек. Сильнее всего это выражено в тех регионах, где более высокая степень радиации.  Сергей Станиславович Корсак, заведующий центральной районной больницы в Буда-Кошелёво, сообщает о семье переселенцев, состоящей из пяти человек, все члены которой страдают от болезней, вызванных облучением. И это скорее правило, чем исключение. Он рекомендует не скрывать от людей правду, чтобы они понимали свою ситуацию и приспосабливались к ней. А государственные меры поддержки пострадавшего населения постоянно сворачиваются. Похоже,  диктаторский режим игнорирует реальность, когда десятки тысяч умирают, а сотни тысяч больны хроническими заболеваниями. И в то же время российский государственный концерн Росатом строит в Беларуси первую атомную станцию.





Чтобы уменьшить последствия катастрофы, вызванной взрывом реактора, в 1986 и 1987 годах в Чернобыле было задействовано около 800 000 преимущественно молодых солдат в качестве «ликвидаторов». Согласно официальным данным из более чем 350 000 украинских ликвидаторов  в 2011 году  в живых осталось около половины. Более 100 000 сегодня инвалиды, свыше 90 процентов страдают хроническими заболеваниями. Врач Ангелина Нягу, президент Объединения «Врачи для Чернобыля», рассказывает: «Чернобыль будет продолжаться ещё долго. Речь идет не только о здоровье сотен тысяч пострадавших людей, их угнетает нехватка материальных средств, они испытывают социальный и психический стресс, им трудно сохранить человеческое достоинство.» « Ликвидаторов и переселенцев лишили той материальной помощи, которую они имели как пострадавшие. Это касается, прежде всего, бесплатного медицинского обслуживания, для многих это равносильно смертному приговору.  Нам оставили, как и многим ветеранам войны, только бесплатный проезд на общественном транспорте», говорит Николай Исаев, президент украинской Партии чернобыльцев, политического крыла ликвидаторов. «Государственная помощь покрывает только одну двадцатую часть  фактической потребности инвалидов Чернобыля. Во многих случаях пенсии инвалидам едва хватает на на существование, «если вообще хватает». Исаев был убежденным советским человеком. Сейчас ему 59 лет, он принадлежал к узкому кругу элиты, пользовался привилегиями, получал столько, сколько «менеджер на западе сегодня» и он был верен делу. Катастрофа изменила всё. Она привела к закату Советского Союза. «Однако сегодня я борюсь только против забвения.» В атомной энергетике инженер не сомневается и сегодня: «Атом нужен нам, несмотря на все риски.»  

Эволюционный биолог из Дании Андерс Папе  Мёллер с  1993 года изучает деревенских ласточек в чернобыльской зоне и вблизи неё. Они прилетают туда, чтобы вывести птенцов. Ведущий эксперт в мире поймал, исследовал, окольцевал и опять выпустил на волю десятки тысяч птиц. Сбор данных в Чернобыле является трудоёмким занятием: у птиц, отловленных в зоне с различной интенсивностью  радиационного излучения,  берут  пробы крови и спермы, определяют вес, измеряют длину хвостовых перьев, определяют общее состояние и другие факторы. Результаты однозначны: радиоактивное облучение ужасающим образом воздействует на деревенских ласточек. У каждой 20-й ласточки обнаружена опухоль. В Дании Мёллер не обнаружил ни одной опухоли, исследовав десятки тысяч птиц. Чем выше уровень радиации, тем ниже способность самцов к оплодотворению. Видимыми признаками повреждений, вызванных облучением, является изменение окраски и деформация хвостового оперения. В принципе это и неудивительно, говорит Мёллер. «Ещё со времён мадам Кюри мы знаем, что радиоактивное излучение опасно. Однако никто не желает слышать об этом.»

Living in the evacuation zone (all images: Urs Fitze)

image011.jpg image004.jpg image012.jpg image005.jpg image007.jpg image008.jpg image006.jpg image009.jpg image001.jpg image003.jpg image010.jpg image002.jpg

Deformed Nature: Spider Webs in the Evacuatin Zone (all images: Timothy Mousseau

image010.jpg image003.jpg image005.jpg image006.jpg image009.jpg image007.jpg image004.jpg image002.jpg image001.jpg image011.jpg image008.jpg

Vassili Alexejewitsch Marchinko: nuclear engineer, liquidator, contaminated by radiation

1_Vassili_Alexejewitsch_Marchinko.jpg 2_Vassili_Alexejewitsch_Marchinko_junger_vater.jpg 3_Vassili_Alexejewitsch_Marchinko_vor_baustelle_reaktor.jpg 4_Vassili_Alexejewitsch_Marchinko_gruppenfoto_vor_reaktor.jpg 5_heldendenkmal.jpg 6_in_maske_vor_reaktor.jpg 7_vor_zerstoertem_reaktor.jpg 8_prypyat_riesenrad.jpg 9_medikamente.jpg

Newsletter abonnieren

 

Machen Sie mit

Mit Ihrer Spende tragen Sie dazu bei, diese Seite verfügbar zu halten und zu erweitern.

Vielen Dank.

Unsere Kontoverbindung:

Verein für nachhaltigen
Journalismus im Internet

Thurgauer Kantonalbank
IBAN: CH69 0078 4011 2971 7200 3
BIC: KBTGCH22